Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote,
Федотов Валерий Павлович
matholimp

Учить всех как одарённых

Мой пленарный доклад на конференции ЦДООШ .

Kраткая аннотация доклада:


К окончанию школы можно достичь уровня подготовки, соответствующего университетским дипломам. С этой целью на раннем этапе (4-7 лет) нужно обучать иностранным языкам по разработанной автором и проверенной в эксперименте матричной методике. Второй этап – интенсивный курс математики.

Kлючевые слова:


олимпиады школьников по математике, раннее развитие, обучение иностранным языкам, матричная методика.

Организацией и проведением математических олимпиад я занимаюсь уже полвека.
Более сорока лет назад я заметил, что усилия лучше направлять не на поиск одарённых детей, а на обучение.
Отчасти эту идею реализовал мой ученик Сергей Рукшин: в его кружок во Дворце пионеров приходили четвероклассники «с улицы», а уже через 3-5 лет они забирали все без исключения дипломы по своей параллели на ленинградской городской олимпиаде.
Но если Рукшин делал акцент на особой системе мотивации и подготовки своих кружковцев, то я искал программы и методики, по которым любой учитель мог бы обучить любого здорового школьника.
Сравнительно быстро я понял, что раннее обучение математике не даёт ожидаемого эффекта.
Регулярные успехи учащихся языковых школ на математических олимпиадах подсказали нужное направление.
Общеизвестны пример семьи Ульяновых и славяно-греко-латинская академия, где изучались несколько языков.
Гораздо менее известен пример переводчика и поэта Михаила Лозинского, сын которого Сергей впоследствии стал профессором матмеха ЛГУ. В раннем детстве его воспитанием занимались сразу несколько гувернанток, каждая из которых говорила с ним на своём иностранном языке.
Окончательный выбор правильного пути «методом от противного» мне подсказал критический анализ школ, в начальных классах которых учились мои дочери.
На примере старшей стало ясно, что одного иностранного языка мало.
Вторая поступила в школу с изучением трёх языков. Но вводились они в разные годы, а их программы никак не были связаны между собой.

Около 1990г. я пришёл к матричной методике обучения иностранным языкам.
Прежде всего, она подразумевает изучение сразу не менее трёх языков.
Языки изучают не просто одновременно, а параллельно и синхронно.
Это означает, что одни и те же тексты воспроизводятся сразу на всех этих языках на идущих подряд один за другим уроках в течение одного дня.
Либо, как в случае Лозинского, каждому языку целиком посвящён какой-то из дней одной и той же недели.
Важно подчеркнуть, что главной целью такого обучения были не сами языки, а подготовка к последующему интенсивному изучению математики.
Она достигается путём нужной структурной организации мозга ребёнка.

Мозг обычного человека в норме имеет структуру «мусорного ящика».
Поступающая в него информация практически никак не систематизируется.
Стандартный школьный курс не содержит даже упражнений по поиску нужной информации, что часто приводит к казусам типа чеховской «Лошадиной фамилии».
В процессе обучения развивается лишь способность запоминать больше, т.е. ящик увеличивается в объёме.
Благодаря использованию матричной методики, мозг приобретает структуру многомерного массива по аналогии с распространёнными в конце ХХ века координатными АТС.
Каждое слово в памяти пронизывают несколько координатных направлений, связывающих его с аналогичными словами.
Важнейшей из этих координат служит связь между звучанием и написанием слова на разных языках.
В роли других координат выступают смысловые связи.

Здесь важен ещё один нюанс. Информация не может превратиться в знание ровно до тех пор, пока не возникнет двух способов взглянуть одно и то же. Можно заучить какой-либо термин и правильно составлять фразы с его участием. Но содержательный смысл у него появится не раньше, чем названный этим словом предмет будет узнан в ином окружении.
В этом я в очередной раз убедился совсем недавно на собственном опыте. Раньше я был твёрдо убеждён, будто путь парома из Стокгольма на Хельсинки лежит строго на восток. В принципе, так оно и должно быть, если взглянуть на глобус или даже на подробную карту. Более того, по карте несложно проложить маршрут сквозь лабиринт островов Стокгольмского архипелага. Но только полтора месяца назад я узнал, что прямой путь мелководен, из-за чего паромы идут по фарватеру, резко уходящему на север. Желания сопоставить пейзаж за бортом с подробной картой не возникало ровно до тех пор, пока я не увидел те же места с другой стороны.
Несколько раз, проплывая через одно и то же место, я любовался паромом за соседним островом. Мне тогда даже в голову не приходило, что он не движется, а стоит в порту Капельшер. Презумпция прямолинейности маршрута полностью исключала подобную мысль. И лишь после того, как я побывал в этих же местах на суше, я начал узнавать окрестные острова и однозначно определил место на карте.
Многократно узнанное, знание становится твёрдым. Пусть «всё врут календари», но они уже не собьют с толку способного проверить. Не важно, что навигаторы Яндекса и Гугла упрямо показывали, будто мой паром идёт по соседнему Норрзунду, а не по Фурузунду. Но я уже научился различать эти два пролива, что позволило мне уверенно говорить об ошибке (скорее всего, связанной с позиционированием ретранслятора). А в контексте школы говорить о появлении знания у ученика можно лишь после того, как ученик осмелится указать на ошибку учителя.

Hужно ли забивать голову лжезнаниями, подлинного смысла которых их обладатель не понимает?
В позапрошлом веке потребность в этом всё же была. В отсутствие достаточного количества хороших справочников и библиотек, приходилось запасаться информацией на всякий случай. Оказавшись в незнакомой ситуации и в отсутствие квалифицированных консультантов или помощников, человек вынужден был искать нужную информацию в собственной голове. Если ему удавалось не только вспомнить давно заученное, но к месту и по делу применить его, то проблема решалась. Так бессмысленное прежде знание превращалось в «практический опыт».
Век интернета требует совершенно иных оценок. Теперь уже нет никакой необходимости загружать голову непонятными терминами. В принципе невозможно заранее заучить всё на все случаи жизни. Когда же возникнет конкретная потребность, в интернете быстро найдётся, как с этой же проблемой справились те, кому уже приходилось её решать.

Такой подход подсказывает направления пересмотра содержания школьного обучения. Прежде всего, нужно учить поиску информации в интернете. Но нередко главная проблема состоит в осознании, что же именно нужно искать. Чтобы обеспечить успешное её решение, акцент в школьных дисциплинах следует сместить в сторону развития речи.
Суть понимания состоит в умении пересказать своими словами. «Свои» слова не появятся в отсутствие альтернативы, пока ученик не сможет сказать о том же самом хотя бы какими-нибудь другими словами. В качестве варианта других слов следует учитывать перевод на иностранный язык. Чем большим количеством языков владеет человек, тем выше его способность уяснить суть любой проблемы.
Современные компьютеры обеспечивают приемлемый перевод с одного языка на другой. Но методики преподавания сильно отстают от стремительно меняющегося времени. По крайней мере, мне пока ещё ничего не известно об успехах в обучении иностранным языкам с помощью систем машинного перевода. Ясно лишь, что акцент в преподавании иностранных языков нужно будет переносить с заучивания тысяч слов на овладение алгоритмами изменения слов при склонении, спряжении и т.п.
Столь же излишним становится заучивание любых информационных массивов. Извозчику теперь нет необходимости помнить наизусть названия всех улиц мегаполиса. Навигатор быстро и легко покажет дорогу в нужную сторону. Зато следует учить навыкам ориентирования в незнакомой местности, как по карте, так и без неё.

Первый этап моих методологических исследований был подтверждён проведённым в 1993-95гг. экспериментом в специально организованной на базе одной из детских библиотек в Иванове «Школе иностранных языков». К сожалению, экономическая и политическая ситуация тех лет не позволяла продолжать эксперимент в депрессивном регионе.
В 1996-99гг. я предлагал матричную методику двум частным школам в Петербурге. Их (отчасти негативный) опыт показал, что нужный результат достигается только при согласованной работе учителей разных языков.

Последующие этапы разработаны только теоретически.
Эффективность курса математики достигается не только за счёт предшествующего языкового блока, но и благодаря радикальной переработке содержания.
Предметом обучения становятся не традиционные разделы и темы, а идеи, лежащие в основе методов решения задач и построения математических понятий.
Так как их сравнительно немного, то базовая часть курса резко сокращается.
Если двухгодичный языковой блок удастся реализовать ещё на дошкольном этапе обучения, то трёхгодичный математический блок завершится к концу начальной школы (примерно к десяти годам).
Значит, большую часть 11-летнего школьного цикла можно будет посвятить наукам, технологиям и специализации, что позволит достичь к окончанию школы уровня современных университетских дипломов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments