Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote,
Федотов Валерий Павлович
matholimp

Categories:

«Особенность шишкинской поэтики, не полностью освоенная даже читателем эпохи постмодерна»

Когда Иосифа Бродского судили за тунеядство, Анна Ахматова произнесла ставшую впоследствии знаменитой фразу: «Какую биографию делают нашему рыжему!». С тех пор некоторым кажется, что самый простой способ стать лауреатом Нобелевской премии - проявить себя борцом с режимом.
Михаил Шишкин - один из самых титулованных писателей постсоветской России. Лауреат премий «Русский Букер», «Национальный бестселлер», «Большая книга» и др. Одна беда - не густо с читателями (даже не лично у Шишкина, а в целом в России после 1992 года). Недавний поступок явно привлечёт к нему внимание.
Впрочем, заинтересованные читатели заметили Шишкина уже давно. Вот что писала ЛитГазета в 2006г. (см. http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg112006/Polosy/8_2.htm ):
""...
Читаю я у Шишкина такое:
«Гимназия начинается, собственно, с писчебумажного магазина Иосифа Покорного на Садовой. Достаточно сказать: «Билинской, первый класс», как мне уже сооружают пакет, в котором все учебники, тетради, краски, кисточки нужных размеров, перья, резинки, пенал…
…Утром мама… суёт каждой по пятнадцать копеек на обед. Уже по дороге деньги тратим на лакомства – леденцы или кусок халвы у уличных торговцев, те специально выбирают места недалеко от школ…
…Помню даже мой номер в раздевалке – 134…
Всё, купленное в магазине для уроков, оказывается совершенно недостаточным. К счастью, у меня есть опытные сёстры, которые учат, что кроме учебников и тетрадей уважающая себя гимназистка должна иметь альбом для стихов и картинок… розовая промокашка, вложенная в тетради, является признаком безвкусицы и почти что нищеты, а надо покупать клякс-папир других цветов и прикреплять его к тетрадям лентами с пышными бантами».
Тут же в волнении протягиваю руку к книжной полке и беру книгу воспоминаний Веры Пановой «Моё и только моё» (Издательство журнала «Звезда», СПб., 2005). Открываю книгу и читаю…
«...На Садовой улице был писчебумажный магазин Иосифа Покорного. Надо было прийти туда и сказать: «Гимназия Любимовой, первый класс». И отлично вымуштрованный приказчик сооружал пакет, в котором были собраны все нужные учебники, тетради, даже набор акварельных красок, требуемых в 1-м классе гимназии Любимовой, для уроков рисования, даже кисточки нужных номеров, и перья, и резинки, и пенал там был, и дневник, и решительно всё, что могли потребовать учителя…
…Мне давали утром пятнадцать копеек на завтрак, из этой суммы я копеек пять тратила по пути в гимназию на лакомство. На этом пути тут и там сидели торговцы с лотками. На копейку можно было купить либо три больших леденца… либо порядочный кусок халвы…
…вешала своё пальто на колышек под ‹ 383, запихивала в рукава кашне и шапку (у нас были пребезобразные форменные зимние шапки из грубого чёрного плюша)…
…Оказалось, что кроме учебников, тетрадей и тому подобного гимназистка должна иметь альбом для стихов и картинок, что розовая промокашка, вложенная в тетради, считается признаком безвкусицы и почти что нищеты, а надо покупать клякспапир других цветов и прикреплять его к тетрадям лентами с пышными бантами…»
Согласитесь, почти слово в слово то же самое, только гимназия не Билинской, а Любимовой, да номер в раздевалке другой. А так – всё то же самое, вплоть до вкусного и почти забытого слова клякс-папир.
Согласен, проза хорошая, но, простите, при чём здесь Шишкин?
И приходит в голову этакое соображение, которым, должно быть, господин Шишкин руководствовался: кто сейчас помнит Панову? Кто перечитывает её воспоминания? И вообще она уже давно умерла, а у мёртвых воровать – это вроде и не воровство…
Не воровство – мародёрство.
Характерно, что книга воспоминаний Веры Пановой называется – повторюсь – «Моё и только моё».
Самое же главное, что, поймав Шишкина за руку один раз, я уже начинаю подозревать его в воровстве и дальше. Может быть, и другие страницы у кого-то позаимствованы?
...
Михаила Шишкина уже обвиняли в том, что сюжет его «Венерина волоса» очень сильно перекликается с сюжетом вышедшего двумя годами ранее романа Михаила Гиголашвили «Толмач», но М. Гиголашвили благородно отказался от претензий, объяснив, что раз оба писателя эмигрировали (Шишкин – в Швейцарию, Гиголашвили – в Германию), их вполне могут волновать схожие проблемы. К сожалению, письмо А. Танкова заставляет задуматься о неслучайности этого совпадения. ...""
Subscribe

promo matholimp ноябрь 26, 17:30 55
Buy for 10 tokens
Дистанционное обучение внезапно оказалось в тренде. Поэтому пишут о нём сейчас все, кому не лень, вплоть до вездесущего Онищенко. В итоге громкое большинство минимум в 99% составляют публикации несведущих профанов. А 9 из 10 написанных педагогами статей о дистанционном обучении явно свидетельствуют…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments