Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote,
Федотов Валерий Павлович
matholimp

Category:

Владимир Гельман о крайностях в восприятии Навального

Автор цитируемого поста - Владимир Яковлевич Гельман, проректор по научной работе Европейского Университета в Санкт-Петербурге, профессор факультета политических наук и социологии этого вуза. Он - единственный россиянин, выбранный Академией наук Финляндии в качестве заслуженного профессора (Finland Distinguished Professor).

Оригинал взят у grey_dolphin в навальнофилы vs. навальнофобы
Российская прогрессивная общественность в своем отношении к Навальному разделилась на два лагеря - навальнофилов и навальнофобов. Навальнофилы видят в нем перспективного лидера, способного мобилизовать массовую поддержку для свержения нынешнего авторитарного режима. Навальнофобы видят в нем агрессивного популиста и националиста, способного после свержения нынешнего авторитарного режима установить другой авторитаризм, ничуть не лучше нынешнего. Парадоксальным образом, представители обоих лагерей по-своему правы, и их аргументы не слишком противоречат друг другу.

Навальнофобы правы в том, что Навальный, мягко говоря, далек от представлений об идеальном демократе. Но если даже вывести за скобки вопрос о том, есть ли в природе идеальные демократы вообще, стоит заметить, что лидеры многих антиавторитарных движений в мире (в том числе и успешных) были подчас куда более далеки от данных представлений, нежели Навальный. Тем не менее подчас эти движения добивались своих целей, не только свергая прежние авторитарные режимы, но и не допуская появления новых взамен их. Чтобы далеко не ходить за примером:

"Валенсе был присущ весьма авторитарный стиль управления... он, скорее, олицетворял собой политический тип своеобразного "крестьянского короля", который дает народу по доброте своей хорошее правительство. Естественно, в католической стране "крестьянский король" должен быть глубоко верующим человеком, поэтому Валенса всячески демонстрировал народу свой католицизм. Его личный духовник, отец Цыбуля, практически всегда сопровождал профсоюзного лидера после того, как тот стал президентом.
Однако демонстративный католицизм не в полной мере удавался Валенсе. Хотя он как многодетный отец стал главой большой семьи, вряд ли можно говорить о том, что ее отличал поистине христианский образ жизни. Жена после переезда Валенсы в Варшаву осталась в Гданьске, где супруг, ведущий всю неделю холостяцкую жизнь, навещал ее по выходным. Что же касается сыновей, то они оказались замешаны в истории с пьяной автокатастрофой, из которой Валенса их вытащил, используя свое личное влияние, дабы сохранить им престижные и высокооплачиваемые места в государственном аппарате. Кроме духовника в ближайшем окружении Валенсы было еще два человека. Один из них, Мечислав Ваховский, его бывший шофер, впоследствии стал министром. Именно этот человек вел все личные дела Валенсы. Он определял его распорядок дня и собирал специальную "черную кассу", необходимую для решения разного рода частных проблем главы государства, прежде всего, для расширения сферы его влияния. Другой, культурист Анджей Козакевич, отвечал за контакты с частным бизнесом...", ну и так далее (Д.Травин, О.Маргания, Европейская модернизация, М., АСТ, 2004, т.2, с.358-359)

Авторитарный стиль Валенсы, однако, не помешал Польше не только успешно избавиться от коммунистического режима, но и создать вполне себе работающую (пусть и не идеальную) демократию, которая пережила и Валенсу, и Качиньских, и, скорее всего, всех нас переживет. Нет оснований полагать, что если это получилось в Польше, то не получится в России.

Навальнофилы правы в том, что отказывая в поддержке Навальному и не преставляя при этом иных реалистических альтернатив, навальнофобы тем самым фактически поддерживают режим статус-кво. Но те, кто при этом склонны не принимать во внимание опасения навальнофобов или даже сознательно их игнорируют, увеличивают те риски, о которых я - вне всякой связи с Навальным - писал в своей книге "Из огня да в полымя: российская политика после СССР" (СПб: БХВ-Петербург, 2013, с.205-206):

"... Проблема обычно связана с тем, что к коллапсу режима, как к внезапной смерти, окружающие оказываются не готовы, и в условиях острого дефицита времени и высокой неопределенности политические акторы делают ошибочные шаги, а общество подчас «ведется» на неоправданные посулы и ожидания. И если
в случае коллапса нынешнего российского режима Владимира Путина на посту главы государства сменит новый авторитарный лидер — скажем, некий гипотетический и условный «Шмутин», — то само по себе это никоим образом не будет означать демократизацию страны, а, скорее, поворот режима от «плохого» к «худшему»."

Мне кажется, что - при всей значимости фигуры Навального для сегодняшней "злобы дня" - было бы ошибкой "зацикливаться" только на ней. Сказать по правде, у прогрессивной общественности полно других задач, и нынешняя полемика навальнофилов с навальнофобами (по крайней мере, стилистика этой полемики) не слишком способствует их решению.

Subscribe

Buy for 20 tokens
Да-да, речь про помощника Навального, который сейчас находится в изгнании. (фото-скрин: Канал Навальный LIVE) Тут прям серия настоящих шедевров, вскрывающая правду про реальное отношение к нашей стране. Благодарить за такое нужно наших пранкеров Вована и Лексуса, Владимира Кузнецова и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments