Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote,
Федотов Валерий Павлович
matholimp

Профессор у нас и у них

Серия флешмобов по выкладыванию в ЖЖ расчётных листков показала, что труд западных преподавателей ценится в десятки раз выше, чем их российских коллег. Попутно уместно сравнить различия в организации учебного процесса (в частности, объём нагрузки). В общих чертах это было мне известно и прежде. Однако массу любопытных деталей я узнал месяц назад из беседы со своим школьным и университетским товарищем Игорем Френкелем (см. http://matholimp.livejournal.com/423783.html ), уже четвёртый десяток лет работающим в знаменитом Йельском университете.
Там профессор избирается в должности только один раз и практически пожизненно (лишь по достижении весьма преклонного возраста некоторых переводят на почётные должности, свободные от аудиторной нагрузки). У нас же длительность контракта с преподавателем вуза не превышает пяти лет, а многим приходится переизбираться почти ежегодно. Да, чаще всего прохождение конкурса превращается в формальность. Однако, когда у руководителей вуза или кафедры возникает необходимость сократить штаты и-или избавиться от неугодного сотрудника, та же формальность процедуры позволяет легко достичь нужного результата.
В зависимости от статуса вуза и собственной квалификации российского педагога, еженедельно ему приходится проводить 12-20 часов аудиторных занятий. Если лектор читает большому потоку, то эта цифра может быть меньше, зато компенсируется перегрузкой в экзаменационную сессию. В Йельском университете только 4 часа жёстко привязанных к расписанию лекций, а также консультации для аспирантов, время и продолжительность которых согласовываются с ними по мере необходимости.
В России научная работа включается в индивидуальные планы и отчёты преподавателей. Да, полное её отсутствие может затруднить избрание или очередное переизбрание в должности, занятие которой предполагает наличие учёной степени. Однако за этим исключением, оплата вообще никак не связана с объёмом и качеством научной работы. Правда, в свободное от занятий время у преподавателя остаётся возможность вести хоздоговорные работы или исследования по грантам РФФИ (достающимся лишь очень небольшой части ведущих профессоров и вузовских администраторов). Беда в том, что большой объём аудиторной нагрузки (часто усугубляющийся неудобным расписанием) практически не оставляет свободного времени в течение семестра.
Казалось бы, пожизненность занятия должности и отсутствие формальных позиций в планах и отчётах позволяет американской профессуре спокойно почивать на лаврах. Однако именно гораздо большая свобода побуждает к творчеству и научному поиску.
Конечно, здесь не обходится без эффективных стимулов. Не только моральных (престиж, репутация), но и материальных. Получение грантов на научные исследования (как из государственных, так и из частных фондов) в США гораздо более реально, хотя и не превращается в чисто бюрократическую формальность. Так как заметная доля гранта достаётся не самому преподавателю, а его университету, то администрация поддерживает своих сотрудников, участвующих в конкурсах на выделение грантов.
Результативность научной работы очень тесно связана с возможностями и механизмами повышения квалификации. С российских преподавателей требуют, чтобы они отчитывались об этом не реже, чем раз в пятилетие. В советские времена у преподавателя, избранного по конкурсу на 5 лет, в норме была возможность один из десяти семестров посвятить повышению своей квалификации (с освобождением от проведения занятий или даже командировкой в другой вуз).
В принципе, эту норму никто не отменял. Однако фактически она исчезла в начале 1990-ых. Сначала из-за отсутствия необходимых для этого средств. В последнее десятилетие средства в вузах появились, но мешает то, что у большинства преподавателей длительность контрактов меньше нужных 5 лет. Поэтому в реальности добиться освобождения от аудиторной нагрузки на целый семестр удаётся только тем, кто оформляет это как докторантуру под уже выполненную, но ещё не защищённую диссертацию.
Совсем иные возможности у американских профессоров. Тот же Игорь приезжал в Россию не просто в течение очередного (уже далеко не первого) семестра повышения квалификации, а по программе гранта чтения лекций в европейских вузах и исследовательских центрах (в числе которых он назвал ПОМИ). Да, для получения такого гранта нужно было выиграть конкурс (см. выше), а о его использовании нужно будет отчитаться строго по пунктам программы. Зато сумма гранта позволила в течение нескольких месяцев объехать чуть ли не всю Европу. Но самое главное: её выделил бюджет США (не в ущерб университету).
Subscribe

promo matholimp november 26, 17:30 55
Buy for 10 tokens
Дистанционное обучение внезапно оказалось в тренде. Поэтому пишут о нём сейчас все, кому не лень, вплоть до вездесущего Онищенко. В итоге громкое большинство минимум в 99% составляют публикации несведущих профанов. А 9 из 10 написанных педагогами статей о дистанционном обучении явно свидетельствуют…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments