Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote,
Федотов Валерий Павлович
matholimp

"А если Вам не нравится мой ЦИК, то можете жаловаться в мой суд"

Можно ли наказать фальсификаторов

Екатерина Винокурова06.02.2012 21:28

Корреспондент Газеты.Ru

Можно ли наказать фальсификаторов

- Вам точно обещали деньги за вброс бюллетеней?

- Скажите, а как вы попали внутрь здания ГУИС управы Хорошево-Мневники? Там же кодовый замок, - доброжелательно расспрашивала меня светловолосая женщина в одноименном ОВД.

- В управе находились еще какие-то люди, или могло быть так, что имело место быть самовольное проникновение?

- И в вас не распознали журналистов, хотя вы были трезвые и с диктофонами?

Я ерзала на стуле и терпеливо объясняла дознавателю, что ГУИС жил своей жизнью, и что нас (меня, двух моих коллег и сорок алкоголиков со всей Москвы) там явно ждали и даже обещали заказать пиццу, если придется долго ждать, пока нас поведут фальсифицировать выборы. Это было два месяца назад.

Тогда мы вместе с двумя коллегами внедрились в одну из «каруселей», участники которой – сброд из разных мест – за тысячу рублей должны были вбросить в общей сложности до трех тысяч бюллетеней с уже проставленными галочками за «Единую Россию». «Карусель» тогда мы сорвали и пожаловались в милицию, но даже уголовное дело при весьма очевидных материалах и пойманных за руку фальсификаторах до сих пор не возбуждено.

Самое сложное – это приобщить к материалам дела наши доказательства – запись инструктажа, на котором нам объясняли, как правильно вбрасывать бюллетени в пользу «Единой России». На этом инструктаже чиновник управы терпеливо объяснял, что надо держать пачку бюллетеней крепко-крепко, нести, прижав к себе, чтобы какие-нибудь старые наблюдатели-коммунисты не заподозрили неладное, а вбрасывать в урну – строго держа за корешок, чтобы пачка рассыпалась внутри. Еще день голосования обогатил мой лексикон на слово «набрюшник» - это такой специальный накладной карман, в который вкладываются пачки бюллетеней с проставленными галочками, чтобы потом по чужому открепительному получить у председателя – строго только у председателя, которому показываешь паспорт со вложенным трамвайным билетом – еще один бюллетень, вложить в него пачку из «набрюшника» и вбросить в урну, осторожно проскальзывая пантерой мимо наблюдателей от КПРФ.

Я знаю, что дознавателю неприятно записывать мои слова о том, что ее коллеги, работающие, наверное, на соседнем этаже, сначала не хотели задерживать настоящих фальсификаторов, не верили нам, что мы – журналисты и разоблачили преступление, и вообще едва не арестовали нас. Еще более неприятно ей, наверное, объяснять мне, что у них в отделе дознания нет компьютера, считывающего карты памяти и даже флэшки без вирусов нет, не говоря о ноутбуке, и Интернета у них нет. Не знаю, может быть, с Нового года что-то появилось, а вот в нашем деле не происходит ничего. Я ходила один раз к дознавателю давать объяснения и копии записей с диктофона. И мои коллеги ходили. Больше нам не звонили.

Все, что мы узнали нового – это, что человек, проводивший инструктаж по фальсификациям по фамилии Ануров(мы подглядели в его паспорт) и опознанный комментаторами к моему репортажу как замначальника управы Северное Тушино по оргработе на самом деле, по мнению следствия, никакого отношения к управе не имеет. Хотя данные о его должности работе есть на официальном сайте этой управы. Еще я знаю, что дело уже два раза направляли в Следственный комитет, а он его два раза возвращал обратно на дополнительную проверку. Дознаватель узнает меня по голосу и каждый раз с сожалением говорит, что у нее нет новостей.

Знакомые адвокаты говорят, что это может длиться годами, потому что наше дело, конечно же, для власти неприятно, но не хотят лишний раз скандалить со СМИ. По их прогнозам, наше дело (вернее то, что называется доследственной проверкой) еще несколько раз будут пересылать между всякими силовыми ведомствами в расчете на то, что мы про него забудем, а потом тихо закроют за сроком давности.

А глава Следственного комитета Бастрыкин еще раз придет как-нибудь в Госдуму и ввернет в свое выступление что-то вроде того, что все сообщения СМИ о нарушениях на выборах они проверили и ни одно не подтвердилось.

И мою запись из редакционной системы, которая доказывает, что меня попросили помочь «Единой России» не бескорыстно, а «заработать на выборах» однажды из нее удалят – через много лет, за сроком давности.

И знакомые перестанут отпускать в мой адрес несмешные шутки, что это меня и коллег в итоге объявят провокаторами и фальсификаторами, пытавшимися помешать самым честным выборам в мире.
Есть одна только надежда, говорят мои друзья-юристы.

«Они не могут просто отказать в возбуждении дела, потому что вы все-таки журналисты. Знают, что вы начнете кричать и боятся этого», - говорят мне они.

Хорошо, я начинаю кричать. Уважаемый Следственный комитет, дорогая полиция и милая прокуратура. 4 декабря 2011 года я стала свидетелем подготовки к совершению преступления – фальсификации выборов. В тот же день мне и моим коллегам удалось этому помешать не без помощи полиции. Возбудите, наконец, дело.


http://www.gazeta.ru/politics/elections2011/blogs/3986537.shtml

Subscribe

promo matholimp november 26, 17:30 55
Buy for 10 tokens
Дистанционное обучение внезапно оказалось в тренде. Поэтому пишут о нём сейчас все, кому не лень, вплоть до вездесущего Онищенко. В итоге громкое большинство минимум в 99% составляют публикации несведущих профанов. А 9 из 10 написанных педагогами статей о дистанционном обучении явно свидетельствуют…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments