Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Наступают новые времена?

В последние лет дцать вместо знатоков языков и истории "гуманитариями" стали называть тех, кто прогулял школьную математику. Похоже, что назревает противоположный тренд. Боюсь, что очень скоро "математиками" начнут называть неспособных осилить русскую орфографию.
promo matholimp november 26, 17:30 55
Buy for 10 tokens
Дистанционное обучение внезапно оказалось в тренде. Поэтому пишут о нём сейчас все, кому не лень, вплоть до вездесущего Онищенко. В итоге громкое большинство минимум в 99% составляют публикации несведущих профанов. А 9 из 10 написанных педагогами статей о дистанционном обучении явно свидетельствуют…

Роспотребнадзор сам не понял, что запретил под видом смартфонов в обучении детей

Да, ломать - не строить, а запрещателю мозги - ненужное излишество.
Запрет мог бы стать приемлемым в единственном случае: если бы каждому школьнику выдали стационарный компьютер с плазменной панелью. Пусть даже не в личное пользование, а в достаточном количестве обеспечили ими все школы. Но даже до этого пока как до Луны.
Да, Рособрнадзор временно отменил запрет на проведение очных занятий в школах. Но череда целовальных праздников непременно закончится очередным обменом вирусами, после чего в очередной раз востребованным окажется дистанционное обучение. А основная масса училок способна проводить дистанционные уроки только в Зуме. Если прежде большая часть времени таких уроков тратилась на проверку присутствия, то теперь проверять станет почти некого. У кого дома только мобильник (даже не смартфон), тот теперь смело может прогуливать урок, сославшись на запрет Роспотребнадзора.
Определённую фору получили репетиторы. Если на школьный урок (даже в Зуме) любой проверяльщик может заявиться даже без предупреждения, то с репетитором нужно заранее договориться. Но ничто не мешает репетитору скрыть те уроки, где гости ему не нужны.

Сама новость легко гуглится. Например, на https://news.mail.ru/society/45178873 :
Роспотребнадзор принял новые санитарные правила в сфере воспитания и обучения детей, согласно которым несовершеннолетним запрещено пользоваться смартфонами в образовательных целях.
...
Ранее директор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Владислав Кучма говорил, что смартфонами для обучения пользуются до 80 процентов несовершеннолетних. При этом он назвал телефоны самым неблагоприятным средством для этого из-за слишком маленького экрана. По словам гигиениста, его ширина должна быть не менее 12 дюймов (30,5 сантиметров), а размер шрифта и расстояние от глаз до дисплея не соответствуют санитарным нормам.
...

Covid19 — не приговор

В противовес https://matholimp.livejournal.com/1984827.html нужен позитивный пост. Но если потери 2020 года затронули первый круг самых близких мне людей, то выздоровевшие после тяжёлого течения болезни начинаются только во втором. С каждым из троих, названных ниже, я хотя бы однажды долго общался лично и с тех пор поддерживаю тесный диалог в ФБ. Перечисляю их в порядке убывания возраста.
Хилтунен Валерий Рудольфович, 69 лет, известный журналист и педагог.
Балашов Евгений Александрович, 63 года, краевед и педагог, автор книг по истории Карельского перешейка и советско-финской войны.
Калинин Дмитрий Александрович, 46 лет, учитель, организатор кружков, член жюри и методических комиссий разных олимпиад.
Я очень рад их выздоровлению.
В комментариях приветствуются любые подобные сообщения (не только на основе личного опыта, но также об общих знакомых или известных персонах).

Потери 2020 года

Именно под этой записью весьма уместны отклики и комментарии всех доживших до конца 2020 года, с кем у меня давно не было общения даже в Сети. Впервые ситуация такова, что возникает потребность провести подобную «инвентаризацию». Откликайтесь!
В 2017-19 годах я потерял обоих родителей и обеих маминых сестёр. Казалось, что череда потерь должна надолго прерваться. Но с конца марта началась совершенно другая жизнь.
В поколении родителей у меня уже нет близких родственников. Но я надеялся поздравить со столетием своего научного руководителя Виктора Абрамовича Залгаллера. До юбилея ему не хватило меньше трёх месяцев.
Девять дней назад ушла из жизни ректор МАИТ Валентина Николаевна Рассохо-Анохина. Я недолго работал под её руководством на факультете информационных технологий Смольного института РАО. А после его закрытия она позвала меня в новый вуз, который сама создала.
С Анатолием Николаевичем Кирпичниковым мы эпизодически общались в 2009 году в ходе акций за спасение археологических памятников Охтинского мыса от башни Газпрома. Два года спустя на конференции ”Старая Ладога – феномен русской истории и культуры” выяснилось, что он тоже запомнил меня.
Владимир Викторович Ломерт не известен в научных кругах, но прославился в родном южноуральском Троицке. После переезда в СПб он стал близким другом семьи и несколько раз бывал на моём огороде в карельской лесной глуши.
Это всё первый круг — те, кого я знал близко. Во втором круге личного общения потерь многократно больше. Они есть во всех школах и вузах, где я работал или вёл кружки. В частности, в 239 школе умерла Елена Петровна Смолянинова, которая была классной руководительницей у моего сына.

Каким должно (было) стать дистанционное обучение в школах

Дистанционное обучение внезапно оказалось в тренде. Поэтому пишут о нём сейчас все, кому не лень, вплоть до вездесущего Онищенко. В итоге громкое большинство минимум в 99% составляют публикации несведущих профанов. А 9 из 10 написанных педагогами статей о дистанционном обучении явно свидетельствуют об отсутствии у их авторов нужного опыта. Остаётся в лучшем случае одна на тысячу вменяемая публикация, безнадёжно тонущая в море информационного мусора. Тогда как 999 из каждой тысячи публикаций внушают ложную мысль, будто во всех бедах виноват переход к дистанционной форме обучения, а не безграмотное её использование неумелыми учителями.
Мастерство педагога базируется на трёх составляющих: знании предмета, владении его методикой и использовании технологий обучения. Даже с первыми двумя у многих учителей далеко не блестяще. А с технологиями дистанционного обучения до 2020 года подавляющее большинство вообще не сталкивалось. Школы не испытывали в них ни малейшей потребности, а нормативные документы до минимума ограничивали возможности.
Начало пандемии сопровождалось авральной перестройкой образовательной среды. Школы в директивном порядке были переведены на дистанционное обучение без объяснения, что и как нужно делать. Из-за отсутствия времени на обучение учителей нужным технологиям ограничились переводом уроков в (видео)чаты. В итоге последняя четверть была предсказуемо провалена: учителя тратили на такие уроки гораздо больше времени, но добились при этом значительно меньших результатов.
Казалось бы, министерство образования должно было бы сделать надлежащие выводы и потратить лето на подготовку к осени. Но главной темой лета стал конституционный переворот, ради которого внушалась иллюзия, будто пандемия побеждена и больше не вернётся. Возвращения дистанционного обучения тоже не ждали, что и привело к повторению весеннего провала осенью.
А теперь о том, что следовало бы уже сделать. Прежде всего, вспомнить давно забытое старое. В СССР было развито учебное телевидение. Этот ресурс позволяет освободить учителей от проведения уроков в лекционной форме. В старших классах по многим дисциплинам большую часть нового материала удобно излагать именно так. Достаточно было составить единую сетку расписания, поднять старые архивы и записать лекции лучших учителей и специалистов по отсутствующим темам. Кроме жёсткой привязки уроков в сетке телеканалов, теперь можно выкладывать видеоролики в интернете, чтобы ученики обращались к ним по мере необходимости.
Другая важная сторона учебного процесса — упражнения, контрольные работы и тесты. Здесь тоже по большинству дисциплин создан хороший задел, включая интерактивные программы с обратной связью. Нужно было только собрать уже имеющиеся педагогические программные средства, систематизировать их, выбрать лучшие.
Наконец, нужна радикальная организационная перестройка всего учебного процесса. Привязка учеников к школам по территориальному принципу уже не требуется, а отказ от неё даст огромный выигрыш времени, денег и пр. В школах достаточно оставить только завучей, ведущих учёт успеваемости и реагирующих в случае длительного отсутствия связи с отдельными учениками.
Учителя же регистрируются на соответствующих порталах. Их работой станет консультирование в (видео)чатах, проверка письменных и других работ и т. п. При этом не нужно жёстко закреплять учеников за учителями. В случае проверки работ это повысит объективность оценок и постепенно приведёт к выравниванию их стандартов.
Да, какая-то часть учителей не сумеет вписаться в новый режим работы и уйдёт из школ. Не думаю, что кто-то будет сильно об этом сожалеть.

Презумпция (не)добросовестности

Скандал вокруг муниципального этапа математической олимпиады школьников в Санкт-Петербурге набирает обороты. Прелюдия к теме требует небольшого экскурса в историю.
Первые математические соревнования школьников провели в Австро-Венгрии (точнее, в Румынии) ещё в 19 веке. Практически одновременно с зарождением олимпийского движения в большом спорте. В 1930-х годах в Ленинграде, Москве и Тбилиси прошли первые в СССР математические олимпиады. И сразу же обнажились заложенные в них внутренние конфликты.
Прежде всего, в качестве цели проведения таких олимпиад был заявлен (и декларировался ещё на протяжении нескольких десятилетий) тезис о поиске одарённых школьников. Это чуть было не привело к запрету на повторное участие в олимпиадах. Сорок лет спустя, после семи лет в руководстве жюри ленинградской математической олимпиады я сформулировал контртезис: «Усилия по поиску одарённых дают гораздо меньший эффект в сравнении с качественным обучением всех».
Но тогда сразу же вылезали вопросы: чему учить, как, ради чего? Проблема не только в отсутствии единства мнений о целях обучения в целом и по отдельным дисциплинам. Специфика олимпиад породила особый жанр нестандартных задач, изюминкой которых были оригинальные красивые «идеи». Не удивительно, что ещё с 1930-х годов начали появляться кружки по решению нестандартных задач, руководителями которых часто становились члены жюри.
Нередко это приводило к конфликту интересов и к конфликтам на почве недоверия. Утечка новой идеи могла произойти не в грубой форме (когда на кружке разбирались задачи предстоящего тура, что иногда тоже случалось), а «ненавязчиво». Около сорока назад возник казус Рукшина, ученики которого из года в год забирали почти все дипломы в Ленинграде даже после того, как Рукшин вышел из состава жюри. Но пока олимпиадная тусовка оставалась сравнительно небольшой, жюри держало ситуацию под контролем.
В 1960-х годах начинают проводиться Всесоюзные олимпиады школьников по математике, физике, химии и биологии. Разрозненные прежде вузовские олимпиады выстраиваются в строгую иерархию из нескольких туров последовательного отбора: школьный, районный, городской, региональный, республиканский, всесоюзный, международный. Чиновники из министерства и отделов образования разных уровней начинают переписывать положения, отбирая у жюри прежние полномочия.
К концу ХХ века в России уже десятки предметных олимпиад. В том числе, по таким предметам как «основы православной культуры», содержание заданий и критерии оценивания радикально отличаются от математики. Но бюрократам проще задать единые правила и требования, одинаково неудобные для всех.
Наконец, главная беда: олимпиады дают льготы при поступлении в вузы. В эпоху ЕГЭ они стали льготами для поступления сразу во все вузы страны или хотя бы во все вузы соответствующего профиля. Это сразу же привлекло к ним внимание тех, кто хотел бы получить льготы не самым честным образом. Появились подставные участники, в разы выросли списывание и подсказки. В самые последние годы для этого стали использовать мобильные телефоны и интернет.
Разумеется, приоритетным для жюри является интерес «честных» участников. Дисквалификация недобросовестных участников — крайняя мера. Но случается, что обойтись без неё не удаётся. Олимпиада всё-таки не экзамен, а соревнование. Как и в большом спорте, здесь нужно жёстче наказывать любителей нечестной борьбы.
Другой вопрос — этично ли провоцировать списывание из интернета ради того, чтобы проще было найти и доказать основания для дисквалификации. Скорее, в этом вопросе моя позиция ближе к жюри. Да, обманывать нехорошо. Но вовсе не грех перехитрить тех «умников», которые понадеялись обмануть жюри.

К артисту Михаилу Ефремову я отношусь вообще никак

Его отец был талантливым актёром. Талант по наследству не передаётся, но профессионал высшего уровня имеет право и возможность дать детям образование по своему профилю. Я тоже: все трое моих детей учились в 239 школе и были финалистами Соросовских олимпиад по математике.
И я не стал бы обращать внимания на эту тему, если бы не увидел явный политический заказ. Легко нагуглить до кучи роликов про пьяных за рулём, полностью избежавших наказания. Это норма. Её апофеоз - Шавенкова, которой присудили 14 лет с отсрочкой наказания и сразу же сняли их по амнистии. Но как только пьяным за рулём оказался Михаил Ефремов, вся Едроссия дружно завизжала о каком-то "законе".

Цирельсон Борис Симонович (4 мая 1950 - 21 января 2020)

Медленно доходят грустные новости из Израиля. Русская Википедия пока ещё не заметила потери бойца, но на https://en.wikipedia.org/wiki/Boris_Tsirelson дата смерти уже указана. Почти сорок дней.
Среди всех коллег и однокашников именно с ним я познакомился раньше всех. Моя карьера математика стартовала с победы на ленинградской городской олимпиаде в 6 классе. Но за два года до неё был конкурс изобретателей-фантастов газеты "Ленинские Искры". Я занял на нём второе место, а Боб - первое. Подружились мы уже позже в годы совместной учёбы сначала в 239 школе, а затем на матмехе ЛГУ. В студенческие годы именно Боб наградил меня кличкой "Спрут".
Объединяет нас и общая особенность первых научных публикаций. Чаще всего, математики доказывают в них что-то (как правило, никому не нужное). Гораздо реже математики опровергают высказанные кем-то неверные гипотезы и строят к ним контрпримеры. Но у меня и у Боба сорок лет назад преобладали именно такие работы.
Последний раз мы виделись с ним в Архангельске, куда Боба направили по распределению после аспирантуры. А я в те же самые годы по собственной воле уехал преподавать в университете соседнего Петрозаводска. Когда мы обсуждали наше житьё на ближних северах, Боб поделился своим удивлением. До приезда туда он был уверен, что в Архангельске холодно на улице, но в помещениях так же тепло, как в Ленинграде. А оказалось ровно наоборот: на улице как в Ленинграде, а в помещениях очень холодно. Немного подумав, Боб резюмировал: "Если бы в Ленинграде не топили в помещениях, то тоже надо было бы платить северные надбавки".

Иванова Нина Ивановна (3 января 1925 - 12 февраля 2020)

Младшая (и последняя, остававшаяся в живых) из сестёр Князевых. До ста не дожила ни одна из троих: 95, 95 и 98 (а у братьев Федотовых - 98 и 94, в среднем - те же 96).
Единственный учитель математики из тех моих близких родственников, кто старше меня. Более 50 лет преподавала в двух школах: Кесовогорской и Вырицкой №2.

О Рохлине, его учениках и не только

Сначала я хотел сделать к снимку в предыдущем посте https://matholimp.livejournal.com/1855203.html небольшой комментарий. Но сразу понял, что небольшим он не окажется.
Профессор В.А.Рохлин происходил из зажиточной еврейской семьи. В числе его близких родственников — Корней Чуковский.
Одним из этапов его карьеры была работа в Ивановском пединституте. Я оказался в этом же вузе многими годами позже, когда он стал университетом. Моими тамошними коллегами в 1986-95гг. стали не только ученики Рохлина, но и работавшие вместе с ним.
В Иванове родился сын Рохлина, тоже Владимир, мой однокурсник (а с Олегом он учился ещё и в одном классе 30 школы). В начале 3 курса нас послали под Оредеж на сельхозработы, с которыми не смогли управиться первокурсники. Так случилось, что очень скоро почти никого из нас там не осталось. Чтобы спасти от наказания большое начальство, понадобились козлы отпущения. Вовку Рохлина обвинили в «организации политического саботажа» и отчислили из ЛГУ с этой формулировкой. Позднее он окончил университет в Вильнюсе, а теперь известен как один из ведущих американских математиков.
Ещё нескольких моих однокурсников тогда наказали по комсомольской линии. Единственную оказавшуюся на тех сельхозработах из секретарей курсового бюро Иру Лачинян исключили из комсомола за то, что она бездействовала и не выступила против «враждебной пропаганды». Полгода спустя первый секретарь бюро Олег Сикирявый подал заявление на выезд в Израиль. На собрании по разбору его персонального дела я обвинил его в двойном предательстве: интересов страны и однокурсников. А третьим секретарём курсового бюро был тогда покойный Олег Иванов, ставший после этого первым.
На должность профессора кафедры высшей геометрии ЛГУ старшего Рохлина принимал ещё А.Д.Александров, который в 1952-64гг. был ректором ЛГУ. Временно исполнять обязанности заведующего кафедрой Александров назначил своего ученика, тогда ещё молодого доцента Ю.А.Волкова. Кроме тополога Рохлина, на кафедре тогда был ещё один весьма авторитетный профессор — логик Н.А.Шанин. Александров не хотел передавать руководство кафедрой ни тому, ни другому, чтобы сохранить его в резерве для себя на случай потери ректорского поста. Но с должности ректора Александров был избран академиком по Сибирскому отделению АН СССР, что предполагало его обязательный переезд в Новосибирск (фактически четвертьвековую ссылку за то, что он позволил себе воздержаться при голосовании в Верховном Совете РСФСР). А Волков ещё долгие годы так и оставался врио.
Обязательный курс Геометрия-3 (фактически топология в исполнении Рохлина) я прослушал годом раньше: вместе со второкурсниками, когда сам учился ещё на первом. Экзамен я сдавал 13 часов (с 9 до 22), но пятёрку вырвал. В последующие годы я прослушал полный комплект спецкурсов Рохлина (и Шанина), но экзаменов по ним не сдавал, потому что специализировался по другим направлениям геометрии.
Но вернёмся к снимку. Слева на нём Олег Виро: стабильно успешный, но без выдающихся достижений. Перед поступлением на матмех он стал победителем городской олимпиады по математике. Но ту победу нельзя назвать единоличной: в 1966 году жюри так расщедрилось, что выдало сразу несколько десятков дипломов первой степени. Матмех Виро окончил с одними пятёрками в дипломе, а диссертацию защитил сразу после аспирантуры. В конце 1980-х он вспомнил о своих шведских корнях и перебрался в Уппсалу работать в старейшем университете Швеции. Где на конференции в 2006г. он и принимал своих младших коллег.
Второй слева — Слава Харламов. Он прославился тем, что ещё в студенческие годы решил 16-ю проблему Гильберта, что позволило ему выйти на защиту дипломной работы с рекордно короткой рукописью всего в 4 страницы. Не важно, что лет дцать спустя в работе обнаружились пробелы.
Олег Иванов — крайний справа. По среднему баллу в очереди на распределение по кафедре высшей геометрии он шёл вторым после меня. А место в аспирантуре выделили персонально под него. Сразу же поползли слухи, будто его организовал папа Олега — в тот момент секретарь парткома ЛОМИ. Но неожиданно Рохлин отказался дать своему ученику рекомендацию в аспирантуру. Причина лежит на поверхности: фактически это была месть за отчисление его сына.
Наконец, самый младший — Никита Нецветаев. Не менее двух лет он занимался у меня в кружке во Дворце пионеров. Но я не могу считать его своим учеником в той же мере, как Рукшина, потому что ещё до меня не менее трёх лет Никита ходил в кружок Рубанова.
Карьера Никиты сначала выглядела стремительной и безоблачной. От победы на ММО в год окончания школы до должности заведующего той самой кафедрой прошло чуть больше десяти лет. Но уже на снимке заметны признаки алкоголизма.
Когда Олег подал документы на звание профессора, Никита внезапно заявил, что доктор педагогических наук никогда не станет профессором кафедры высшей геометрии. После этого конфликта их пути разошлись. Олег ушёл на кафедру общей математики, которую он возглавлял с 2015 года. А Никита окончательно спился.